ЗА БУДУЩЕГО ЯВЛИНСКОГО
2000 г.

На предстоящих, извините за выражение, выборах (великий и могучий русский язык не поспевает за режимом, одаривающим нас все новыми видами политических фарсов и клоунад) лично мне, по-настоящему говоря, голосовать не за кого. Претендентов дюжина, но в полном смысле моего кандидата среди них нет. Вероятно, так думают сегодня очень многие. Причина проста: все кандидаты, представляющие не только самих себя, но имеющие и какое-то политическое лицо, выражают интересы лишь меньшинства населения - правящего слоя нынешней России. Не хочу вдаваться здесь в его характеристику, просто констатирую: у нашего класса богатых один образ жизни, а у всех прочих - будь то рабочие или инженеры, мелкие торговцы, крестьяне или учителя - другой; ценности и стремления у первых и вторых тоже слишком разные; первые бывают многим недовольны, но в целом режим их устраивает, вторых - нет. Так вот, у этого социального низа, к которому принадлежат, вероятно, не менее 4/5 населения страны, нет сегодня своего представительства ни среди политических партий, ни среди кандидатов на президентский пост. Листовки с призывом голосовать "против всех", так разгневавшие г-на Селезнева, - естественное и, кстати, вполне законное проявление протеста против такого положения вещей. Выраженная в них гражданская позиция выглядит гораздо более ответственной и зрелой, чем конформистское голосование за "всенародного кандидата" или, напротив, в пику ему, за кого угодно другого по соображению "меньшего зла".
Почему же, тем не менее, я, скрепя сердце, готов участвовать в этих издевательских псевдовыборах, а приняв такое решение, собираюсь голосовать не "против всех" (охотно воспользуюсь данной графой в возможном втором туре), а за Явлинского?
Потому, что это будет голос, поданный - в последний раз! - не столько за нынешнего, сколько за будущего, потенциально возможного Явлинского.
Ни у одного из его политически весомых соперников будущего нет и быть не может - ни по объективным, ни по субъективным причинам. В объективном плане - потому, что, как уже сказано, и Путин, и Зюганов являются представителями класса, которому нужно только одно - поддержание своего господства над страной, незыблемость существующего строя. Их будущее - это застывшее, застойное настоящее. В субъективном - потому, что ни у того, ни у другого нет ни малейших задатков для нравственного роста. Достаточно беглого взгляда на то, как г-н Путин покрывает прежние и санкционирует новые подвиги кремлевского клана на поприще фантастического по своим масштабам стяжательства и казнокрадства, чтобы избавиться на его счет от каких-либо иллюзий. Вполне под стать ему и Зюганов, этот профессиональный "выпускатель пара", с его "непримиримостью" как формой штрейкбрехерства, предательства и обмана. Тот и другой - в моральном смысле хладные трупы, поистине мертвые души.
Что касается Явлинского, то у него есть предпосылки для того, чтобы выработать из себя государственного деятеля, принципиально отличного от того типа "политиков", который заполонил у нас авансцену общественной жизни. Предпосылка объективная - гораздо меньшая зависимость от интересов правящего слоя. Правда, и связь с интересами большинства населения у него примерно столь же слаба, что до сих пор и не давало "Яблоку" стать партией широкой демократической оппозиции режиму. Но все же тут ситуация не безнадежная, открытая, доступная переменам. Прибавим к этому предпосылку моральную, в сугубой важности которой нас теперь едва ли нужно убеждать. Нравственная нестойкость Ельцина, перешедшая со временем в полное разложение, слишком дорого обошлась стране, чтобы можно было недооценивать в кандидате степень его личной порядочности и честности. Явлинский же не только умен и одарен, но и принципиален (хотя в нашей "стране рабов, стране господ" это многим не нравится, кажется гордячеством и пижонством), не опутан и, надеюсь, никогда не будет опутан никакими мафиозными связями.
Много это или мало? Очень много. Достаточно ли для того, чтобы мы могли с уверенностью поручить ему руководить Россией в один из самых беспросветных (и абсолютно беспрецедентных) периодов ее истории? Нет, совершенно недостаточно. Чтобы придать ее развитию иное направление, нужны рычаги посильнее личной честности и добрых намерений главы государства. Для этого требуется возрождение в России общества в качестве суверенной исторической силы, хозяина своей судьбы, а не той глины, из которой мафиозно-бюрократическое государство лепит что захочет. А чтобы помочь возрождению общества, необходим принципиально новый для нынешней России тип государственного деятеля, который увидит свою задачу именно в этом, поставит своей целью положить начало новой системе взаимоотношений между властью и народом.
Чего в этом смысле недостает Явлинскому как человеку и политику? В сущности, всего одного, но фундаментальнейшего свойства: того, что Толстой, говоря о Кутузове, назвал народным чувством. Это свойство должно быть искренним и органическим, его невозможно имитировать, но его можно в себе воспитать. Оно требует не "опрощения", не овладения искусством говорить "по-простому", не великодушной готовности нагнуться к рядовому, "маленькому" человеку. До народности, до понимания такого человека, до полноты сопереживания с ним нужно, напротив, возвыситься, расширить свою душу, обострить и углубить свои мысли и чувства. Это крайне трудно, но не невозможно и достигается только делом, вытекающим, в свою очередь, из все более острого сознания собственной ответственности, своей, по слову Твардовского, неоплатной "задолженности" людям. Пример Сахарова, единственного народного (то есть истинного) политика нашего времени, подтверждает, что в принципе такая возможность существует.
Сможет ли Явлинский подняться на высоту такой ответственности, принять на свои плечи ее непомерный груз? Не знаю. Но вправе ли мы и ждать от него этого? Что это за деспотизм такой - требовать от обыкновенного человека, чтобы он стал намного выше самого себя?
Ну, во-первых, он сам вызвался. Во-вторых, больше-то ведь нет никого. Так устроена нынешняя Россия, такова селекция, которую изо дня в день сознательно и бессознательно проводит ее политический режим, что наверху и на виду оказываются в основном либо серые, либо просто дрянные люди. Лишь они и обладают возможностью определять политику, влиять на жизнь страны. Когда среди этой мелюзги оказывается человек нормального роста, не герой, но и не жулик, не без слабостей, но с хорошей головой, здоровыми чувствами и искренним стремлением приносить людям пользу, к нему естественно обращаются все взоры.


содержание
библиография