ПИСЬМО А.Д.САХАРОВУ
1989 г.

Дорогой Андрей Дмитриевич!

Я вновь испытываю насущную потребность высказать Вам свои соображения, относящиеся к: текущему моменту и деятельности демократических сил страны.
Весь ход событий последнего времени, - в том числе ежедневно демонстрируемая бесцеремонность, с какой председательствующий навязывает ершащемуся, но бессильному Верховному Совету принятие половинчатых, а значит либо невыполнимых, либо заведомо вредных законопроектов, - убеждает меня в том, что мы с ускорением катимся не только к экономической, но и политической катастрофе - новой партийно-бюрократической диктатуре с инициатором перестройки во главе.
Противостоять этому могло бы только наличие в стране открытой и сильной демократической оппозиции, но ее нет. Надежды, связывавшиеся с Межрегиональной депутатской группой, оказались обманутыми. В свою очередь, Горбачев и руководимый им аппарат проявили исключительную мобильность по части создания всякого рода охранительных "фронтов" и "движений". Полагая, что мне нет нужды аргументировать перед Вами эти тезисы, и опуская всяческие сопутствующие соображения, перехожу сразу к предложениям практического порядка.
1. Межрегиональная группа должна превратиться - пусть ценой потери большинства своих членов {это дело наживное) - в Комитет парламентской оппозиции, то есть организационно оформленную группу депутатов, выступающих с открытой критикой правительства Горбачева (и его самого) и выдвигающих свою программу перестройки, принципиально и подчеркнуто отличную от горбачевской.
2. Суть этой программы проста и очевидна: "демократический социализм" шведского, венгерского и т.п. типа. То есть а) вместо "хозрасчета" и других перелицовок прежнего хозяйственного уклада, ничего или почти ничего не меняющих в его существе, - рыночная экономика с немедленной и, в принципе, безвозмездной передачей всей собственности на средства производства и произведенного продукта (кроме электростанций, железных дорог, почты и пр.) трудовым коллективам и освобожденному от каких-либо ограничений частному сектору; б) вся полнота институтов и норм современной демократии (включая свободу печати, многопартийность и т.п.).
3. Самое первое, что, на мой взгляд, должен сделать такой Комитет, - это развеять (прежде всего в собственных глазах} некоторые представления-миражи, которые сейчас более всего вредят процессу демократизации:
- о том, что Горбачев - это перестройка, а перестройка - это Горбачев;
- о том, что в стране, где нет реальной, организованной оппозиции, возможен сколько-нибудь серьезный и устойчивый прогресс;
- о том, что оппозиция, если она и существует, должна быть скромной, лояльной и обязательно "конструктивной", то есть принимать навязанные ей правила игры и участвовать в этой игре {поправочками к негодным законопроектам и т.п.), - между тем настоящая конструктивность совсем не в этом;
- о том, что выполнить наказ народа, доверившегося своим депутатам, можно без обострения отношений с партийно-бюрократической властью, без открытой политической борьбы против нее.
4. В плане практическом первоочередные действия мне видятся так. Самосоздавшись, Комитет парламентской оппозиции принимает краткое заявление, в котором
- осуждает "аппаратный" вариант перестройки и возлагает на правительство Горбачева ответственность за резкое ухудшение экономического положения в стране, за фактическое провоцирование межнациональных конфликтов, доходящих чуть ли не до состояния войны, за укрывательство партийно-бюрократической мафии, за свертывание начатого было процесса демократизации, когда он пришел в противоречие с интересами этой мафии;
- излагает существо своей программы;
- провозгласив лозунг свободы печати, объявляет об издании Комитетом ежедневной газеты (под названием, скажем, "Демократ", раз уж "Народный депутат" оказался перехваченным) и действительно налаживает выпуск такой газеты немедленно;
- обращается к тем, кто избрал вошедших в Комитет депутатов, и к народу в целом с просьбой поддержать создание Комитета и учреждение его газеты всеобщей однодневной предупредительной забастовкой.
Это заявление следует огласить с трибуны Верховного Совета и на массовых митингах, а также размножить и распространить в виде листовки, которая должна висеть на каждом заборе.
Я убежден, что появление открытой парламентской оппозиции, выступающей с радикальной демократической, истинно народной программой, сразу и в корне изменило бы всю ситуацию в стране; вызвало новый общественный подъем, подняло активность депутатского корпуса, заставило само правительство считаться с тем, что каждый сделанный (или не сделанный} им шаг может оказаться под огнем жестокой критики, притом такой критики, которую оно сейчас не в силах пресечь. Только с этого момента у нас и может действительно начаться перестройка.
Вероятно, для первого заявления Комитета было бы достаточно перечисленных пунктов. Но в перспективе, притом в недальней перспективе, -- тем более, что Горбачев, без сомнения, спустит на Комитет всех своих собак в виде официальной прессы, "агрессивно-покорного большинства" в Верховном Совете и на Съезде народных депутатов, часть тех членов Межрегиональной группы, которые отшатнутся от открытой оппозиции, и пр., - я считал бы полезными и такие шаги Комитета:
- предложить провести в ближайшее время всесоюзный референдум с вотумом доверия Горбачеву и идеей выборов главы государства прямым всеобщим голосованием на альтернативной основе; - высказаться за создание в стране второй массовой партии, в которой под лозунгом демократического социализма западного типа могли бы объединиться все, кто осознал необходимость глубоких перемен в нашем общественном и государственном строе. Ячейки такой партии, по сути дела, уже существуют во многих местах в виде разного рода "неформальных" объединений. Это - неизбежная перспектива социалистической системы (примеры Венгрии и Польши куда как красноречивы), и чем скорее она реализуется, тем лучше будет для всех, кроме бюрократов, взяточников и бездельников на складе,
Я написал о превращении Межрегиональной группы в Комитет парламентской оппозиции, но возможно, даже желательно и другое соотношение между этими образованиями: Межрегиональная группа сохраняется в ее нынешнем виде, но в ее составе как автономное и независимое звено выделяется названный Комитет, не перекладывающий на всю Межрегиональную группу ответственность за свои действия, но и не отказывающийся от совместных действий с остальной частью Группы, когда они возможны.
5. Сказанное не означает также для членов Комитета отказа от участия в деятельности Верховного Совета, но предполагает решительное изменение характера этого участия. В числе возможных первых предложений с этой трибуны:
- впредь до сессии Съезда народных депутатов приостановить председательствование Лукьянова на совместных заседаниях палат как злоупотребляющего своим положением и оказывающего явное давление на депутатов; ввести поочередное председательствование представителей союзных и автономных республик, а также Москвы и Ленинграда;
- принятие важнейших законопроектов (например, о собственности), подготовленных Верховным Советом, перенести на Съезд народных депутатов;
- обеспечить действительно широкое и свободное обсуждение таких законопроектов выпуском ежедневных вкладок во всех центральных газетах, редактируемых специальными уполномоченными Комитета по гласности и подчиняющихся только этому комитету, без какой-либо цензуры со стороны партийного руководства;
- ввести на Съезде и на пленарных заседаниях Верховного Совета поименное голосование по всем принимаемым законопроектам и существенным постановлениям, а в остальных случаях - по требованию хотя бы и одного депутата;
- обеспечить возможность выступить по каждому обсуждаемому вопросу для всех депутатов, желающих выступить;
- исключить диктат руководства, осуществляемого с помощью машины голосования: никакое решение не принимается если совместное число голосующих "против", "воздержавшихся" и не участвующих в голосовании превышает, скажем, 1/5 присутствующих, или при несогласии с этим решением 2/3 депутатов от какой-либо союзной либо автономной республики.
Понятно, что твердую демократическую линию Комитет должен был бы вести не только в процедурных вопросах. Тут многое просится на язык - от общих проблем общественного и государственного устройства до таких "частностей", как упразднение КГБ, свободы выезда и въезда, сокращения срока службы в армии до одного года ~ с соответствующей интенсификацией военного обучения и призыва каждые полгода (сколько молодежи было бы этим ограждено от "дедовщины", спасено для труда и учебы!). Пусть такие предложения и требования будут отвергнуты, - важно, чтобы они прозвучали и при каждом необходимом случае звучали вновь. Без этого мы никогда не будем демократической страной.
Я отдаю себе отчет в том, что предлагаемое мною - в наших условиях почти революция, что у одних это вызывает несогласие, у других испуг. Но если это и революция, то, во-первых, мирная, и сугубо легальная, во-вторых, других путей выбраться из того жалкого и опасного состояния, в котором находится наше общество, я решительно не вижу. Перестройка по принципу: "шаг вперед, два шага назад" - доказала, что она приносит больше вреда, чем пользы.
Знаю я и то, что Вы - не Господь Бог, но с кем еще обсуждать эту тему, минуя Вас?
Если высказанные здесь соображения или хотя бы некоторые из них найдут у Вас сочувствие, готов по мере сил участвовать в дальнейшей их проработке и осуществлении.
Желаю Вам сил и здоровья, оно наш действительно всенародный капитал.
Поклон Елене Георгиевне.
Пользуюсь случаем выразить Вам свое глубочайшее уважение, восхищение и благодарность.
Ю.Г. Буртин
19.10.1989

От автора. Андрей Дмитриевич ответил телефонным звонком. Говоря о том, кто из сопредседателей МДГ мог бы возглавить предлагаемый Комитет, весьма критически отозвался о Б.Н.Ельцине (и с теплотой - об академике Пальме). Тема организованной демократической оппозиции заняла центральное место в последних выступлениях А.Д.Сахарова. Менее чем через два месяца eго не стало.


содержание
библиография