ЕРЁМИНО


Деревня Ерёмино, Пестовского района, Новгородской области.












Дом земского врача, где жил Григорий Борисович с семьей. После его смерти, в 1943 году, новый врач выделил для Екатерины Васильевны и Юры маленькую комнату.












СЕМЬЯ


Девочка, выглядывающая из окна слева - мать Ю.Б., Екатерина Тимофеевна, в проеме двери стоит ее старшая сестра Вера. Справа от нее - дед Ю.Б. Тимофей Васильевич, в центре сидит его жена Мария Васильевна, у нее на руках - дочь Ольга, справа - старший сын Николай с псом, сенбернаром. Сидят - дочери Серафима и Анна. Десятые годы ХХ века.
Образ деда, Тимофея Васильевича, был очень важен для Ю.Б. Он был культурным крестьянином, был очень образован, знал множество стихов, прежде всего Пушкина и Некрасова. На мотив "ты полна моя коробочка" пел наизусть всю поэму "Коробейники". До сих пор сохранились остатки его библиотеки - собрания Байрона, Шиллера, Ибсена, словари Брокгауза. Вообще, население тех мест традиционно было довольно книжным - хотя, конечно, не настолько.
Кроме того, Тимофей Васильевич знал множество ремесел - по сути, все, доступные крестьянину. Он вел культурное хозяйство, выписывал из Петербурга журналы - например, по пчеловодству. Он был активистом "кооператорского" движения - левого течения, пытавшегося развивать крестьянскую кооперацию.
Но главное, Тимофей Васильевич был известен своей абсолютной честностью. Он был очень любим в округе. Много лет его избирали волостным старшиной (выборная должность местного самоуправления). Каждую неделю он ходил пешком за 40 километров в волостной центр Село-Гора за пенсией для инвалидов, шел обратно с большими деньгами, но ни разу не был ограблен - напасть на него было слишком большим грехом. Он никогда не ругался, единственное его грубое слово было "растрепай" - это одинокое ругательство перешло и к Ю.Б.
В октябре 17-го к ним в волость приехали матросы из Питера - менять власть. Привели Тимофея Васильевича, матросы предложили крестьянам его судить. Он сказал: "Судите, пожалуйста - вы меня знаете. Если помните за мной какой-нибудь грех - можете вешать вот на этом суку." И все собрание хором сказало: "Нет-нет, Тимофей Васильевич, грехов за тобой мы не помним." Он остался волостным представителем.
У него была большая семья, 7 дочерей и 2 сына - самый старший Коля и самый младший Толя. Фамилии у них не было - отчество Тимофея Васильева стало официальной фамилией ("уличная" фамилия семьи была Старшиновы). Умер он 50-ти лет - выпив в жару студеной воды и впервые в жизни заболев - воспалением легких. Жили они довольно бедно, после смерти Тимофея Васильевича и гибели Николая на Первой Мировой семья осталась без взрослых мужчин - поэтому Мария Васильевна нанимала работника, расплачиваясь с ним яблоками из большого сада. Это было формальным поводом для того, чтобы в 30 году она была раскулачена и лишена избирательных прав. Имущества у них было мало - поэтому раскулачивание свелось к тому, что по дворам растащили большую часть библиотеки и домашние вещи.
Младший сын Марии Васильевны Толя (на снимке его еще нет), будучи "лишенцем", не имел права поступать в институт. По этому поводу он написал жалобу Калинину - в результате чего был арестован и осужден по статье "бытовое разложение и литературная богема". Ему дали 5 лет лагерей, которые он отсидел и погиб, когда зеков везли на баржах обратно по Северному морскому пути.



Тимофей Васильевич - третий слева в заднем ряду - с семьей в кругу соседей и друзей, сельской интеллигенции. Первый слева в заднем ряду - Николай, перед Тимофеем Васильевичем в белой кофточке стоит дочь Вера, вторая справа сидит Мария Васильевна, у нее на руках одна из младших дочерей-близняшек (Тоня или Лида), слева - Катя и Ольга на руках у друзей. Впереди сидят Сима и Аня.



Справа стоит мать Ю.Б. Екатерина Тимофеевна, сидит (предположительно) ее свекровь Цецилия Буртина.



Мария Васильевна с дочкой Ольгой, в трауре после смерти на фронте Николая, 1915 год.



Отец Ю.Б. - Григорий Борисович Буртин (второй слева), мать - Екатерина Тимофеевна Васильева (первая слева) и их друзья в больничном парке. Сзади - здание ерёминской сельской (бывшей земской) больницы. Григорий Борисович (по паспорту Гирш Бенциновович) Буртин родился в городе Режица (ныне Резекне, Латвия) в семье еврея-часовщика. Учился в Ленинграде, затем работал сельским врачом. Умер от чахотки в 1943 году, когда Ю.Б. было 11 лет.






Григорий Борисович, Екатерина Тимофеевна, Мария Васильевна и двоюродная сестра Ю.Б. Бела, левый из маленьких детей - Юра.






Григорий Борисович и Екатерина Тимофеевна впервые в жизни слушают радио - самодельный приемник, собранный их другом. Начало 30-х.






Екатерина Тимофеевна - сидит на земле третья справа.



ШКОЛА ЕКАТЕРИНЫ ТИМОФЕЕВНЫ


Екатерина Тимофеевна - третья слева в третьем ряду - в Белой Горе, 20-е годы. Не очень понятно, кто остальные, - может быть, сельские учителя.



Учителя и ученики ерёминской школы. Екатерина Тимофеевна, учитель русского и литературы - третья слева. Обратите внимание на лица учителей - цельные, самостоятельные люди. Сравните с училками современных школ. Как говорил, Ю.Б., мало кто из таких людей пережил 37-ой и войну - уже в 50-х картина была иной.









Школа в поселке Пролетарка, куда Екатерина Тимофеевна переехала в 1946 году.



ДЕТСТВО


Екатерина Тимофеевна и Юра 1933 год.









Юра с больничным кучером Мокеем. Ю.Б. рассказывал, что в другое время Мокей носил большую черную бороду и пугал детей тем, что раскрыв объятия, бросался за ними с криком: "Ууу, щас поцелую!"



50-Е, ЛЕНИНГРАД


Юра с самым близким другом Володькой Никитиным. Ленинград, 1950 год.



Юра на каникулах у матери в Пролетарке. Ю.Б. рассказывал, с каким нетерпением он всегда ждал каникул, как накупал чемодан продуктов, чтобы по прибытию устроить с мамой пир. Мать была самым духовно близким Ю.Б. человеком. Он состоял с ней в постоянной, очень плотной и искренней переписке. Прежде всего ей он обязан взглядами на жизнь и литературу. Наряду с Твардовским, бывшим для Ю.Б. духовным отцом, она была главным человеком его жизни. Ю.Б. говорил, что после их смерти в 70-м и 71-м годах его жизнь надолго потеряла смысл. По-настоящему вкус к жизни вернулся к нему только в перестройку.



Студенты филфака ЛГУ. Вторая справа - Света Ширман, лучшая подруга Юры, 50-е годы.






Ю.Б. - выпускник филфака ЛГУ. С таким настроением он отправился искать работу корреспондента какой-нибудь сельской газеты, а, не найдя, распределился в маленький городок Буй Костромской области - учителем русского и литературы.



С первой женой Зоей на их свадьбе, январь 1955 года.



60-Е


С Володькой Никитиным, начало 60-х.



Ю.Б. проверяет ученические тетрадки, Буй, начало 60-х. Учителем он проработал 8 лет - пока А.Твардовский не позвал его в "Новый Мир".






Собирать грибы было любимым занятием Ю.Б. По тому, что он в костюме и штиблетах, видно, что это экспромт.



"НОВЫЙ МИР"


Ю.Б. идет на работу в "Новый Мир", Пушкинская улица, 1967 год.



Александр Твардовский на фронте



А.Т.Твардовский в "Новом Мире"



Редколлегия "Нового Мира", последний снимок перед разгромом, на память. Сидят - Борис Закс, Александр Дементьев, Александр Твардовский, Алексей Кондратович, Александр Марьямов. Стоят - Михаил Хитров, Владимир Лакшин, Ефим Дорош, Игорь Виноградов, Игорь Сац. Собравшиеся (из которых сейчас в живых остался, кажется, только Игорь Виноградов) обещали друг другу всегда отмечать этот день вместе. Ю.Б., фактически бывший членом редколлегии, формально в нее не входил как беспартийный.



С Володькой Никитиным и дочкой Алёной, 1965 год.



70-Е


Ю.Б., Анна Тимофеевна, Ольга Тимофеевна, Екатерина Тимофеевна, Алёна, дочь Антонины Тимофеевны Людмила, поселок Пятилипы, лето 1969 года.



1970 год



ПЕРЕСТРОЙКА И 90-Е


Фото из паспорта, 1982 год



Фото из газеты, Ю.Б. - один из "прорабов перестройки".



Середина 90-х



С женой Фаей и писателем Юрием Оклянским, 2000 год.



Последний снимок, Переделкино, лето 2001 года.


содержание
библиография