ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ ВОЙНЫ
6 мая 1995 г.


Военные действия в Чеченской республике продолжаются уже пять месяцев. После захвата российскими войсками большинства крупных населенных пунктов они перешли в стадию партизанской войны, которая может растянуться на годы. Но и нынешние результаты войны в Чечне поистине ужасны.

Факты
По официальным данным, число убитых солдат и офицеров федеральных войск превысило полторы тысячи человек, раненых около 5 тысяч. Как ни огромны эти цифры, есть основания полагать, что они резко занижены. По утверждению чеченской стороны, - более чем в 10 раз, по другим сведениям и оценкам, фигурировавшим в печати, степень занижения несколько меньше, но и в этих случаях речь идет о многих тысячах убитых и раненых. Согласно тем же официальным российским данным, чеченское ополчение потеряло убитыми около 9.5 тысяч человек. Если эта цифра близка к реальной, то раненых с чеченской стороны (не считая мирных жителей) должно быть несколько десятков тысяч.
Однако большая часть убитых и раненых приходится не на воюющие стороны, а именно на мирное население Чеченской республики - факт всячески скрываемый официальной пропагандой. Точные цифры здесь неизвестны, однако по ориентировочным оценкам только в Грозном убито 25-27 тысяч мирных жителей, в том числе примерно 2300 детей.

Война в Чечне ведется с крайней жестокостью. Нормами ее являются:
- массированные артобстрелы жилых кварталов с применением систем залпового огня;
- ракетно-бомбовые удары по населенным пунктам с использованием кассетных шариковых бомб и игольчатых боеприпасов, не избирательно поражающих большую площадь, что неизбежно приводит к многочисленным жертвам среди мирного населения;
- "зачистка территорий" с помощью гранат, бросаемых в подвалы домов, где прячутся женщины, старики, дети;
- интернирование невооруженных чеченцев-мужчин в так называемые фильтрационные (Грозный, Моздок) и накопительные пункты, через которые к настоящему времени прошли сотни людей, как правило, подвергавшихся там издевательствам, жестоким избиениям и пыткам (в частности, пыткой электрическим током); часть этих людей получила тяжкие телесные повреждения;
- мародерство, с последующим сожжением разграбленных жилищ;
- обстрелы и бомбежки госпиталей.

Вот лишь некоторые примеры:
3 января 1995 года были нанесены с воздуха ракетно-бомбовые удары по базару в г. Шали. Свыше ста человек, среди которых не было ни одного боевика, погибли, многие получили ранения. Бомбардировки Шали продолжались в феврале и марте.
25 февраля нанесен ракетный удар по турбазе в 30 км от Шали, где располагались беженцы. Среди убитых и раненых только женщины и дети от 3-х до 12-ти лет.
Зловещим символом этой войны стала потрясшая весь цивилизованный мир трагедия села Самашки, где карательные операции ОМОНа и спецназа напомнила зверства эсэсовцев в Лидице и Хатыни. Составленный группой Ковалева поименный список жителей села, погибших в результате этой операции, включает 94 фамилий. Среди них - 19 стариков (в том числе ветераны Отечественной войны) и 13 женщин. Около двухсот мужчин помещено в фильтрационные пункты, где многих из них травили собаками и пытали, после чего почти всех выпустили, тем самым признав их непричастность к военным действиям. В Самашках уничтожен 371 дом.

Масштабы разрушений
Уничтожено или надолго выведено из строя множество промышленных предприятий, школ, больниц, сетей энергоснабжения, транспортных коммуникаций, средств связи; изрыты воронками, искорежены танковыми гусеницами сельскохозяйственные угодья. Материальный ущерб исчисляется десятками триллионов рублей. Добавим к этому затраты на ведение самой войны: по расчетам Московского института экономического анализа (на основании данных Министерства обороны) один ее день обходится в шестьдесят миллионов долларов. Это значит, что только за первые четыре месяца на убийство своих сограждан нашим правительством истрачено 7,2 миллиарда долларов - намного больше всей суммы кредита МВФ!
Страх смерти и массовое разрушение жилищ заставили сотни тысяч людей бежать из родных мест. Еще до 11 декабря Федеральная миграционная служба за три года зарегистрировала около 80 тысяч беженцев из Чеченской республики, покинувших ее вследствие царившего там произвола и развала народного хозяйства; действительное их число было гораздо больше. С начала войны поток беженцев вырос во много раз. К настоящему времени той же ФМС взяты на учет еще 320 тысяч беженцев из Чечни, плюс 50 тысяч в самой Чечне. По более полным данным, число беженцев за последние месяцы составило около полумиллиона человек, то есть более половины всего населения республики.
Жертвами войны в той или иной форме стали люди всех национальностей, в том числе русские, составлявшие высокий процент жителей Грозного. Что касается чеченского народа, который буквально истекает кровью, то для него эта война явилась как бы повторением геноцида 1944 года, страшной национальной трагедией, которая не сотрется в памяти многих поколений.

Цели и результаты
Главное, что продемонстрировала война в Чечне, - это полная противоположность ее реальных результатов провозглашенным целям.
"Восстановление конституционного строя на территории Чеченской республики" не могло состояться уже потому, что сама война была начата и ведется российским руководством вопреки Конституции Российской Федерации - без объявления военного и чрезвычайного положения, по решению Совета безопасности - органа, наделенного по закону лишь консультативными функциями. Использование вооруженных сил для разрешения внутриполитических проблем является грубым нарушением российского законодательства. Да и не кощунственно ли говорить о "восстановлении конституционного строя" посредством войны, в ходе которой население либо уничтожается, либо вынуждено массами покидать родные места, и следствием которой должен стать оккупационный режим, опирающийся на военную силу?
"Разоружение незаконных формирований" в этих условиях также оказалось полностью исключенным. Напротив, как и следовало ожидать, ввод войск на территорию республики, артобстрелы и бомбежки, многочисленные жертвы среди мирного населения заставили взяться за оружие и тех, кто об этом ранее и не помышлял. Более того, если до начала военных действий режим генерала Джохара Дудаева с характерными для него нарушениями законности и прав человека имел в Чечне большое число противников, то развязанная российским руководством война сделала власть Дудаева легитимной даже в глазах многих из тех, кто прежде ее не признавал, а его самого - единственным лидером чеченского народа. Заявленное с самого начала и вновь то и дело демонстрируемое российскими властями нежелание вести с ним переговоры говорит лишь о нежелании мира.
Наконец, "территориальная целостность России" (мотив, подействовавший на многих западных политиков) явно пострадала в результате чеченской кампании, предпринятой якобы ради ее укрепления. Восстанавливая народы друг против друга, провоцируя - и не только на Кавказе - антирусские настроения, придавая России облик тюрьмы, где нации и территории удерживаются насилием и жестокостью, чеченская авантюра Кремля в долговременном плане ослабляет и разрушает Российскую Федерацию.
Однако, если объявленные цели войны не только не достигнуты, но все более отдаляются, а войну тем не менее продолжают ценой все новых разрушений и жертв, то отсюда вытекает, что реальные цели тех, кто ее начал, не имеют ничего общего с декларируемыми. В печати не раз указывалось на заинтересованность в войне как некоторых влиятельных групп (генералитет, верхушка ВПК, часть структур криминального бизнеса), так и определенных политических сил, которые с помощью полицейского режима, мотивируемого "обстоятельствами военного времени", рассчитывают закрепить за собой власть (а значит, и собственность), исключить возможность ее перехода в другие руки. С течением времени такая практика выглядит все более убедительной.
Неверно было бы сказать, что нынешнюю необъявленную войну ведет Россия. Ее ведет - силою армии, вынужденной подчиняться приказам, - федеральная исполнительная власть, не пользующаяся в этом деле поддержкой даже зависимого от нее Федерального Собрания, не говоря о большинстве народа, которое, согласно всем опросам общественного мнения, осуждает применение военной силы в Чечне. По существу колониальный характер войны, как и то, что власти ведут ее вопреки мнению общества, красноречиво говорит о недемократическом характере нынешнего российского режима, до мозга костей пропитанного прежней имперской великодержавностью и шовинизмом. Не случайно из политических организаций линию президента и правительства в чеченском вопросе безоговорочно одобрили лишь группировки русских националистов, возглавляемые Жириновским, Баркашовым, Лимоновым.
Ведя войну незаконную и несправедливую, российские власти вынуждены всячески скрывать правду о ней. Отсюда их настойчивые и небезуспешные попытки введения цензуры, многообразные помехи деятельности журналистов, шельмование тех депутатов Государственной Думы, которые, рискуя жизнью, снабжали страну и мир достоверной информацией из зоны военных действий. Отсюда же систематическое изготовление правительственными органами заведомо ложных сообщений, распространяемых телевидением и официальной прессой с целью разжигания межнациональной вражды, - например, об нанесении дудаевцами ракетно-бомбовых ударов по населенным пунктам, о применении ими отравляющих веществ, о том, что они взрывали нефтехранилища, кастрировали военнопленных, расстреляли старейшин села Самашки, а также о пресловутых "белых колготках" - снайперах из Прибалтики и прочее, и прочее. Будучи опровергнуты, подобные фальшивки тут же заменяются другими в том же роде. Эта унаследованная из времен Суслова и Андропова полная беззастенчивость в лжи и клевете является не менее пугающей чертой нынешнего режима, чем ее склонность к насилию.

Перспективы
Война в Чечне лишена перспектив, в ней не может быть победителей. Чеченцы не могут победить ввиду резкого неравенства сил. Но после всего, что они претерпели, они не могут и сдаться на милость победителя, ибо это означало бы унижение народа, утрату им своего национального достоинства, то есть духовную смерть нации. В свою очередь, российские войска могут победить, лишь сломав или уничтожив чеченский народ, и война, которую они сегодня ведут, есть война на духовное и физическое уничтожение.
Здесь в комплексе чувство отчаяния, национального унижения и мести, - почва для экстремизма и терроризма, который в таких условиях с неизбежностью будет принимать самые жестокие, варварские формы. Президент и правительство должны отдавать себе отчет в том, что ответственность за подобное развитие событий, как и за прежние жертвы развязанной ими войны, ляжет в первую очередь именно на них. Свою долю ответственности будет нести и общество, до сих пор в большинстве своем ограничивающееся пассивным неприятием войны, и лидеры западных демократий, проявляющие по отношению к ней ничем не оправданную терпимость.
Альтернативой как нынешней страшной реальности, так и угрожающим перспективам может быть только немедленное прекращение войны. Не лицемерный "мораторий" сроком в одну неделю, пока не уедут высокие иностранные гости, а безотлагательное начало полномасштабных мирных переговоров, притом именно с Джохаром Дудаевым, как единственным полномочным представителем чеченской стороны. Утверждение, что с ним нельзя вести такие переговоры, так как он "преступник", весьма неубедительно в устах людей, развязавших войну, повинных в тяжких преступлениях против человечности.
Продолжающаяся братоубийственная бойня в Чечне - это позор России и оскорбление светлого праздника Победы, которую русские и чеченцы завоевывали вместе.


содержание
библиография