ВТОРАЯ ЧЕЧЕНСКАЯ
Предвыборное письмо В.В.Путину
2000 г.


Уважаемый Владимир Владимирович!
В связи с официально объявленным Вами намерением предложить свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах я как избиратель прошу Вас ответить на несколько вопросов, интересных, по-видимому, не только для меня.
Как не раз сообщали средства массовой информации, недавней военной кампании в Дагестане предшествовала со стороны захватчиков многомесячная подготовительная работа. Систематически и в массовых количествах проникая на территорию Дагестана, они создали там целые укрепленные районы и беспрепятственно произвели всякие другие военные приготовления, чем впоследствии будет вызвана тяжесть боев, необходимость массированного (и, конечно, весьма дорогостоящего) применения тяжелой техники, а главное - обилие жертв с нашей стороны. Между тем на протяжении этих месяцев именно Вы возглавляли Федеральную службу безопасности, а затем и Совет безопасности - учреждения, чьей прямой обязанностью было предотвратить готовившуюся агрессию. Вопрос первый: объясните, пожалуйста, почему эти ведомства и Вы лично столь длительный срок смотрели на все это сквозь пальцы.
Далее. Именно в тот момент, когда результаты Вашей бездеятельности и цена, которой она была оплачена, стали общеизвестными, происходят события еще более странные. Вместо того, чтобы, как минимум, сместить Вас с указанных постов, президент поступает прямо противоположным образом: в официальном обращении к нации он объявляет Вас, человека тогда мало кому известного, своим преемником и назначает главой правительства. Иначе говоря, он как бы выражает Вам благодарность за то, за что, кажется, должен был бы сурово наказать. Отсюда вопрос второй: чем Вы это объясняете? И не компрометирует ли Вас (как и самого президента, разумеется) такой счастливый поворот в Вашей карьере?
Далее. Опубликованные тогда же "Московским комсомольцем" записи телефонных разговоров Березовского с Махашевым и Удуговым трудно было истолковать иначе, как указание на сговор эмиссара Кремля с высокопоставленными чеченскими деятелями - сговор, предметом которого была, в частности, подготовка к вторжению террористов в Дагестан. Вопрос третий: почему столь важный документ, требующий тщательного исследования и последующего официального подтверждения или опровержения со стороны подчиненных Вам ведомств (ФСБ, МВД), не вызвал у них никакого интереса, а будучи передан им редакцией, положен под сукно?
Далее. Московские взрывы. Судя по всему, следствие по этому делу заморожено, во всяком случае утратило интенсивность. Между тем не выяснено даже самое простое - происхождение использованной террористами взрывчатки. Откуда и каким образом она оказалась в их руках в таких огромных количествах? И главное - кто и зачем организовал это ужасное преступление? Ловят непосредственных исполнителей, кого-то из них вроде бы даже поймали, следы других якобы ведут в Чечню. Очень может быть, что это так. Но ведь не столь важны исполнители, как заказчики, тем более в ситуации, когда акты террора явились мотивировкой полномасштабной войны, не говоря уже об атмосфере всеобщей "бдительности", национальной подозрительности и розни. В этой связи вопрос четвертый: почему Вы и Ваше правительство, изначально, без какого-либо серьезного расследования, "назначили" организаторами взрывов Басаева и Хаттаба, а проблему заказчика и вовсе оставили в тени? Почему, прежде чем начать войну, Вы не поставили перед собой самый элементарный вопрос, кому могли быть выгодны взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске? Басаеву? Но это самое маловероятное из всех мыслимых предположений. Ведь это означало бы, что он специально позаботился о том, чтобы оправдать в глазах России и всего мирового сообщества ввод федеральных войск в Чечню. А поскольку исход второй чеченской войны легко было предвидеть заранее, то это означало бы и то, что он сознательно искал гибели, притом не только для себя (без всякой чести, с клеймом трусливого убийцы, осуждаемого мировым общественным мнением), но и для своего народа. Более чем оригинальный способ самоубийства!
Далее. Если Басаев и иже с ним менее всего могли быть заинтересованы в создании повода для бури античеченских настроений в стране и в мире и для нового разрушения Чечни, то отсюда еще не следует, что заинтересованных в этом нет вообще. Разумеется, фиксация заинтересованности в каких-то действиях отнюдь не равнозначна утверждению об участии в их совершении: круг причастных может быть существенно уже круга заинтересованных. Однако едва ли можно сомневаться в том, что "круг первый" находится, скорее всего, внутри второго.
На днях министр обороны в публичном выступлении указал, что правительству США выгодно постоянное тление кавказской войны, ослабляющее Россию. Поскольку Вы ни в какой форме не дезавуировали утверждение члена Вашего кабинета, то, по-видимому, с ним согласны. Что ж, и такая точка зрения, хотя от нее явственно потянуло духом холодной войны, имеет право быть высказанной. Но с не меньшим основанием можно думать и о том, что поддержание постоянной напряженности на Кавказе отнюдь не безвыгодно и для определенных политических сил в Москве. Ну, например, для того же маршала Сергеева и возглавляемого им генералитета - хотя бы в качестве убедительного обоснования резкого увеличения расходов на оборону. Или для команды действующего президента, чье всегдашнее болезненное властолюбие получило нынче дополнительный мощный импульс в многочисленных сообщениях мировой печати о причастности к коррупции и к отмыванию денег ряда лиц, входящих в его ближайшее окружение. В таких обстоятельствах трудно было придумать лучший способ сохранить власть и застраховаться, скажем, от судьбы Пиночета, нежели военные действия и террористические акты, мотивирующие чрезвычайное положение, а тем самым и несменяемость власти.
Разумеется, многие люди (я тоже рад был бы оказаться в их числе) категорически и с возмущением отвергнут самую мысль о подобной заинтересованности Кремля как кощунственную, несовместимую с нравственными правилами нашего президента. Но, увы, для такой веры давно уже нет оснований. Достаточно вспомнить хотя бы три общеизвестных факта: сплошную "ваучеризацию", то есть сознательное ограбление большинства населения в пользу узкого правящего слоя, уничтожение политической оппозиции путем расстрела Белого дома и сотни тысяч убитых и раненых в предыдущую чеченскую кампанию, - чтобы удостовериться в том, что основу жизненной философии Б.Н.Ельцина составляет старый принцип "цель оправдывает средства". Если он следовал этому принципу и раньше, то почему бы не последовать ему и в теперешних, критических обстоятельствах? Другое дело, что сами "средства" могут быть разными: военными и мирными, совсем незаконными или почти законными, как не столь уж важна и форма удержания власти: остаться ли на кремлевском троне самому или посадить вместо себя "своего человека". В любом варианте это своего рода страховой полис.
Наконец, почему из этого перечня возможных заинтересованных лиц мы должны заведомо исключать Вас, уважаемый Владимир Владимирович, которого президент неожиданно вознес на вершину власти, война сделала чуть ли не спасителем Отечества, а победа того и гляди сделает диктатором? Кстати, с указанной точки зрения президентский выбор нельзя не признать на редкость удачным. Мне очень запомнилось одно из Ваших первых премьерских интервью, где проблему забастовщиков, стоящих на рельсах, Вы разрешили столь же эффектно, сколь и просто: мол, у Вас они стоять не будут, "будут сидеть". Жандармское остроумие этой фразы засвидетельствовало, что Вы прекрасный кандидат в Кавеньяки или Пиночеты - дай только Вам безраздельную власть. А она - на подходе. Уже и сейчас в стране все более явственны признаки полицейского режима - например, в постоянном урезывании гласности, единственного серьезного завоевания перестройки и "курса реформ". Беда лишь в одном: успешно борясь с инакомыслием, подобные режимы оказываются совершенно бесплодными и бессильными в решении каких-либо позитивных, творческих общественных задач.
Что касается свидетельств Вашей личной заинтересованности в войне, то Вы их множите ежедневно, чуть ли не каждым своим публичным высказыванием на данную тему. Повторяю: и по отношению к Вам, как и по отношению к Б.Н.Ельцину, я не располагаю никакими доказательствами Вашей причастности к умышленному развязыванию этой войны через Дагестан и московские взрывы. Но то, что именно этим событиям и самой войне Вы едва ли не целиком обязаны своим возвышением, не подлежит сомнению. Не потому ли Вы изначально и до сих пор с таким упорством отклоняете любые инициативы, направленные на невоенное решение чеченской проблемы? И не потому ли ни Вы, ни Ваш патрон ни разу сколько-нибудь внятно не высказались о том, какие наиболее вероятные последствия может иметь новая война не только для Чечни, но и для всего Кавказа, для будущего самой России? Это еще одна группа вопросов, кажется, пятая по счету.
Я был бы искренне рад и весьма Вам признателен, если бы Вы смогли опровергнуть мои рассуждения, но, конечно, не голословно, а с фактами в руках. Ибо не скрою, что для меня самого перечисленные обстоятельства сливаются в некую логически целостную гипотезу, в которой занимают свое место и сообщения западной прессы о кредитных карточках, предоставленных фирмой "Мобитекс" дочерям президента, и организованная Кремлем травля генпрокурора Скуратова, и нападение басаевцев на Дагестан, и безнаказанность Березовского, и Ваше назначение премьером-престолонаследником, и московские взрывы, и характер, который приобрело их расследование, похоже, закончившееся тем, с чего должно бы только начаться, и превращение Чечни в сплошной "пояс безопасности" (а вероятнее - жестокой опасности для России на никому сейчас не известный срок), и сотни тысяч новых беженцев (простите, временных переселенцев), и Ваш бурно растущий президентский рейтинг...
Возможно, мы так никогда и не узнаем имена тех, кто хладнокровно спланировал и заказал массовое убийство ни в чем не повинных спящих людей в четырех городах России. Но чем дальше оно во времени и чем дольше идет последовавшая за ним война, тем сильнее ощущение, что не только жители взорванных московских домов и разбомбленных чеченских сел, но в определенном смысле и все население нашей страны стало жертвой некоей чудовищной провокации, почти не имеющей прецедентов в отечественной истории. Я говорю "почти", потому что однажды нечто подобное у нас все же происходило.
Я имею в виду 1934 год, когда террористический акт - убийство Кирова - был использован его организатором Сталиным как повод и мотивировка для предпринятого им "большого террора". Кстати, именно тогда мы впервые столкнулись с огульным зачислением в "бандиты" множества людей по социальным, идеологическим или национальным признакам. Так было в 1930 году, когда бандитами объявлялись все, кого собирались "раскулачить", и в 1937-м, когда "шайка троцкистско-бухаринских шпионов и убийц" разрослась до миллионов, и в 1944-м, когда в ссылку отправлялись целые народы.
Еще недавно думалось, что все это осталось в безвозвратном прошлом. Увы, увы. События последнего времени подтверждают, что советский тоталитаризм отнюдь не умер с перестройкой. Он трансформировался, сменил облик, но в глубине остался самим собою. Нынешняя полоса его биографии отличается тем, что после недолгой поры мнимой демократии в российской действительности вновь явственно проступают его знакомые зверские черты. Отдаете ли Вы себе достаточный отчет в том, какую ответственность принимает на себя наша власть и Вы лично, возрождая подобные традиции?

содержание
библиография